Румыния не стихает, борьбы с коррупцией – “Мы не хотим быть нацией воров”

Румынии при поддержке активной части общества эффективно борются с мздоимством в среде властей предержащих. И эта страна сейчас считается примером для стран Восточной Европы в борьбе с коррупцией. Уже осуждены и отбывают сроки брат экс-президента Румынии, ряд министров и политических деятелей этой страны, уличенных в коррупции. 

Мы не хотим быть нацией воров

В Румынии десятки тысяч людей во многих городах страны вышли на акции протеста против планов правящей Социал-демократической партии (PSD) внести изменения в судебную систему, которые позволят декриминализовать наказание за коррупцию и амнистировать уже сидящих в тюрьме взяточников.

В случае принятия этих изменений на свободу по амнистии могут выйти осужденные по делам о коррупции, если сумма нанесенного ущерба от противоправных действий заключенного не превышает 200 тысяч лей (около 48 тысяч долларов). В качестве оправдания румынские власти называли желание избежать санкций со стороны Европейского суда по правам человека из-за переполненности тюрем. Но сами румыны не поверили таким благим намерениям — в Бухаресте и других городах страны против амнистии коррупционеров выступили десятки тысяч протестующих, которые несли плакаты «Мы не хотим быть нацией воров».

Правящая партия во главе с премьером хотела внести изменения еще в начале года, но отложила эти планы из-за масштабных протестов. В феврале 2017 года на акции протеста против таких планов по всей Румынии вышло самое большое количество протестующих со времен свержения режима Николае Чаушеску.

Все эти протесты прошли буквально через два месяца после парламентских выборов, на которых почти 50 процентов избирателей поддержали социал-демократов и их правительство. Это показало, что румынское гражданское общество созрело настолько, что оно может принудить новоиспеченное правительство отказаться от всякой надежды протолкнуть амнистию и послабление коррупционерам.

Директор «румынского НАБУ» посадила брата экс-президента

Румынские коррупционеры, среди которых есть немало и представителей правящей партии, оказались за решеткой не по мановению волшебной палочки, а в результате кропотливой и постоянной работы антикоррупционных органов и их руководителей.

В Румынии существуют Национальный антикоррупционный директорат (DNA) и Нацио­нальное агентство по вопросам добродетели (ANI).

В компетенции DNA находятся коррупционные дела, которые нанесли крупный ущерб государству на сумму более 200 тысяч евро и касались чиновников самых высоких рангов.

Национальное агентство по вопросам добродетели специализируется не на коррупции, а детально изучает декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций.

Несмотря на то что Национальный антикоррупционный директорат был создан еще в 2003 году, но вначале, как и украинские антикоррупционные органы, довольно слабо зарекомендовал себя. Реальные успехи в борьбе с коррупцией DNA начал демонстрировать после того, как его в 2013 году возглавила бывший генпрокурор страны Лаура Ковеши.

За четыре года с момента ее прихода в директорат были возбуждены тысячи уголовных дел, где фигурировали министры, более трех десятков мэров, сотни судей, таможенников и полицейских. Причем 90 процентов из обвиняемых в коррупции получили уголовное наказание, было конфисковано имущества на 150 млн евро.

В июне 2016 года был осужден к 4 годам тюрьмы за коррупцию брат экс-президента Румынии Траяна Бэсеску — Мирча Бэсеску. И это притом, что именно Траян Бэсеску назначил Лауру Ковеши на должность директора DNA.

В январе 2014 года за получение взятки в 630 тысяч евро получил дополнительный срок в четыре года экс-премьер Румынии Адриан Нэстасе, при котором и был создан антикоррупционный директорат. В ноябре 2014 года по обвинению в коррупционных схемах задержали главу Национального управления по борьбе с экономическими преступлениями и терроризмом Алину Бику, которую в январе 2017 года приговорили к 3,5 года тюрьмы. В сентябре 2015 года задержан по обвинению в коррупции мэр Бухареста Сорин Опреску.

И румыны по достоинству оценили работу антикоррупционного директората.

В рейтинге национального доверия за 2015 год он с большим отрывом обошел церковь и занял первое место. А его директор — 44-летняя Лаура Ковеши, которая получает оклад 3200 евро, — живет в 2-комнатной квартире по ипотеке, имеет безоговорочный авторитет и репутацию в стране.

От дела до суда — один год!

В чем же заключается рецепт эффективной работы румынских антикоррупционных органов? В первую очередь — в существовании политической воли на создание хорошо организованных и эффективно действующих национальных антикоррупционных структур. А если такой воли у властей нет, то их к этому может склонить активное гражданское общество.

«Участие общества не менее важно, чем активность правительства. Поэтому в Румынии сейчас люди наблюдают за деятельностью политиков. В случае необходимости они готовы выйти в еще большем количестве», — заявила экс-министр юстиции Румынии Моника Маковей.

Помимо этого, национальные антикоррупционные органы должны иметь юридическую и финансовую независимость. В Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

Следующим фактором успеха румынских антикоррупционных органов является то, что все возбужденные дела доводятся до суда и конкретного приговора. В Румынии, по словам экс-министра юстиции Моники Маковей, от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит не больше одного года.

Также в Румынии действует институт гражданской конфискации, который предусматривает возврат государству украденного имущества. А его особенностью является то, что в этом процессе нет обвиняемого. Чиновнику не нужно оправдываться, он только должен доказать, что конкретное имущество принадлежит ему. Доказал — хорошо, не смог доказать — конфискация.

А кроме этого, секрет эффективности Национального антикоррупционного директората и Национального агентства по вопросам добродетели заключается в четком распределении обязанностей. DNA в Румынии имеет свою собственную полицию, так что руководитель этого управления не зависит от других департаментов при работе по делу и лично несет ответственность за свою работу.

Это интересно

В сентябре 2017 года руководители Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Национального антикоррупционного директората Румынии (DNA) Артем Сытник и Лаура Ковеши подписали Меморандум о сотрудничестве. Этот документ предполагает обмен информацией, опытом, методами борьбы с коррупцией. Предусмотрено, что антикоррупционные органы вместе будут организовывать совместные учебные и тренировочные мероприятия, поддерживать служебную коммуникацию.

Publicka

Related